Логин   Пароль      Забыли пароль?   Регистрация
       
Поделиться:

Статьи

Стимуляция спинного мозга в лечении хронических болевых синдромов

7 сентября 2018 - Администратор
article1339.jpg
Нейропатическая боль составляет значительную часть всех хронических болевых синдромов. Ею страдают от 6 до 8% взрослого населения [1, 2]. По определению Международной ассоциации изучения боли (IASP), нейропатическая боль возникает вследствие повреждения или заболевания соматосенсорной системы. Клинически этот тип боли характеризуется комплексом специфических чувствительных расстройств, которые можно разделить на две группы. С одной стороны, это симптомы раздражения (спонтанная боль, аллодиния, гипералгезия, дизестезии, парестезии), с другой — симптомы выпадения (гипестезия, гипалгезия) [3]. Данный тип боли трудно поддается медикаментозному лечению и в значительной степени влияет на трудоспособность и качество жизни больных. У таких пациентов часто нарушается сон, развиваются депрессия и тревога.
 
Многие пациенты с нейропатической болью ошибочно принимают нестероидные противовоспалительные препараты, которые при этом типе боли неэффективны. Это обусловлено тем, что при нейропатической боли главными патогенетическими механизмами являются не процессы активации периферических ноцицепторов, а нейрональные и рецепторные нарушения, периферическая и центральная сенситизация. В терапии нейропатической боли продуктивнее использовать комплексный подход [3]. Инвазивные методы лечения (нейростимуляция, морфиновая и баклофеновая помпы, ризотомия, кордотомия, DREZ) стали более активно использоваться для лечения пациентов с фармакорезистентными болевыми синдромами в последние годы. Нейростимуляции лучше поддается нейрогенная боль, тогда как интратекальное введение анальгетиков и анестетиков больше подходит для соматогенной, чаще онкологической боли [4]. Хроническая эпидуральная стимуляция (ЭС) спинного мозга, впервые предложенная C. Shealey и соавт. [5] в 1967 г., является альтернативным методом лечения пациентов с болезнью оперированного позвоночника, комплексными регионарными болевыми синдромами, диабетической полинейропатией, постгерпетической межреберной невралгией и т. д. Благодаря постоянному техническому совершенствованию, метод позволяет подбирать параметры нейростимуляции, которые будут максимально эффективны и комфортны для каждого пациента.
 
Для лечения хронической фармакорезистентной боли ЭС спинного мозга используется уже более 40 лет. Метод основан на электрической стимуляции задних столбов и задних корешков посредством электродов, расположенных в заднем эпидуральном пространстве. Электроды подсоединяются к генератору электрических импульсов, который работает от батарейки. Стимуляция задних столбов вызывает у пациента ощущение «мурашек» или покалывания (парестезии). Для уменьшения интенсивности болевого синдрома необходимо, чтобы парестезии полностью перекрывали болевые зоны на теле. Такое перекрытие в сочетании с минимизацией болезненных ощущений может быть достигнуто путем тщательного подбора параметров стимуляции.
 
Цель исследования — представить собственный опыт применения хронической эпидуральной стимуляции спинного мозга в клинической практике, а также оценить эффективность данного метода в ближайшем катамнезе.
 
Материал и методы
 
За 2014 г. на базе Федерального центра нейрохирургии были прооперированы 136 пациентов (48 мужчин и 88 женщин) в возрасте от 26 до 83 лет (средний возраст 52,2 года) с различными хроническими нейропатическими болевыми синдромами. У всех пациентов был стойкий фармакорезистентный болевой синдром нейрогенного характера. Критериями исключения явились: тяжелая сопутствующая соматическая патология; инкурабельная лекарственная зависимость; тяжелая психическая патология; интеллектуальная ограниченность, препятствующая использованию системы для хронической Э.С. Все пациенты на этапе отбора были проинформированы о возможностях метода, его ограничениях, возможных осложнениях и ожидаемых результатах.
 
Первым этапом выполняли транскутанную имплантацию тестовых электродов (Octrode, St. Jude Medical), интраоперационно проводили тестовую стимуляцию. При правильном расположении электродов зона распространения парестезий максимально перекрывала зону боли. При необходимости проводили коррекцию положения электрода. Настройка параметров стимуляции производилась на следующий день. Средний тестовый период составил 7 дней.
 
При положительном эффекте выполняли второй этап – имплантацию постоянных электродов (Octrode, St. Jude Medical) и генератора (Eon-C, St. Jude Medical) в надъягодичную область.
 
Имплантацию постоянной системы проводили под местной анестезией с потенцированием наркотическими анальгетиками. В положении пациента на животе выполняли линейный разрез в проекции остистых отростков LIII-LIV. После визуализации апоневроза выполняли парамедианную пункцию заднего эпидурального пространства справа и слева 2 иглами Туохи № 14. Под ЭОП-контролем проводили 2 электрода. Уровень установки электродов определялся локализацией болевого синдрома. При локализации боли в нижних конечностях и пояснице электроды чаще всего имплантировали на уровне ThIX-ThXI. При болях, локализованных в верхних конечностях, имплантацию производили на уровне СIV-СVI. При промежностных и тазовых болях использовали сочетанную стимуляцию нижнегрудного уровня спинного мозга и сакральных корешков в крестце (путем ретроградного проведения). На операционном столе проводили повторную тестовую стимуляцию. При достижении удовлетворительного перекрытия зоны боли парестезиями иглы Туохи удаляли, электроды фиксировали к апоневрозу с помощью пластиковых якорей. После этого выполняли доступ к левой надъягодичной области, формировали карман в подкожной жировой клетчатке. Генератор соединяли с электродами, предварительно проведенными через подкожный тоннель. Затем формировали амортизирующие кольца для предотвращения миграции электродов и ушивали раны.
 
Всем пациентам был проведен неврологический осмотр с оценкой болевого синдрома по шкалам ВАШ и DN4 (у всех был подтвержден нейропатический характер болевого синдрома) в дооперационном периоде, после имплантации тестовых электродов, после имплантации постоянной системы и далее через 3, 6 и 12 мес использования ЭС. В катамнезе осуществляли контроль интенсивности болевого синдрома, коррекцию параметров стимуляции и, при необходимости, назначали медикаментозную терапию.
 
Результаты
 
У 75 (55,1%) пациентов в тестовом периоде удалось достичь значимого регресса болевого синдрома (на 50% и более). Группа состояла из 28 мужчин (37,3%) и 47 женщин (62,7%). Средний возраст составил 51,6 года (от 26 до 83 лет), средняя длительность болевого синдрома — 80,9 мес (от 4 до 288 мес). Распределение больных по нозологии представлено на рисунке.
 
 
 
Распределение пациентов по нозологии. FBSS — синдром оперированного позвоночника; КРБС — комплексный регионарный болевой синдром.
 
У подавляющего большинства больных (53 человека, 70,7%) диагностирован синдром оперированного позвоночника (FBSS). Среднее количество перенесенных операций до имплантации системы ЭС составило 1,4 (от 0 до 5). У 4 (5,3%) пациентов наблюдались боли в промежности, у 11 (14,7%) — изолированная боль в конечностях, у 60 (80,0%) — боль в нижних конечностях в сочетании с осевым болевым синдромом (в грудном или поясничном отделах). Средний показатель по ВАШ до операции составил 6,5 балла (от 5 до 10), при выписке — 3,2 балла, через 3 и 6 мес — снизился до 3,1 балла, через 12 мес — составил 3,6 балла. По шкале DN4 средний показатель до операции составил 5,3 балла, при выписке — 2,1.
 
У 2 (2,7%) пациентов через 2 мес после имплантации возник выраженный болевой синдром в области расположения генератора. Признаков инфицирования раны/системы выявлено не было. Консервативная анальгетическая терапия оказалась неэффективной, и системы были удалены. У 4 (5,3%) больных произошла миграция электродов, что потребовало повторного оперативного вмешательства для репозиции электродов.
 
Обсуждение
 
Эффективность эпидуральной стимуляции (доля пациентов, удовлетворенных лечением) составляет, по разным источникам, от 47 до 83% [6, 7]. В значительной степени эффект стимуляции зависит от локализации боли, длительности заболевания, применяемых стимуляционных методик и адекватности ожиданий самого пациента. Физиологический механизм действия ЭС лишь отчасти объясняется «воротной» теорией, предложенной R. Melzack и P. Wall [8] в 1965 г., согласно которой передача болевого импульса блокируется антидромными импульсами, идущими по коллатеральным волокнам (тактильной и вибрационной чувствительности) задних столбов. Исходя из этой формулировки, острая ноцицептивная боль также должна блокироваться стимуляцией, однако этого не происходит. Трудно объяснить также постстимуляционный анальгезирующий эффект ЭС, который в среднем длится около 45 мин. Очевидно, что ощущение парестезий у пациента во время стимуляции обусловлено ортодромной стимуляцией миелинизированных волокон. По данным C. Stiller и соавт. [9], гипервозбудимость вставочного нейрона, на котором конвергируют множество аксонов задних корешков, обусловлена повышенным выбросом глютамата и дисфункцией ГАМК-системы. Во время стимуляции происходит, наоборот, повышенное выделение ГАМК, что приводит к ингибированию вставочного нейрона. Кроме того, ЭС снижает концентрацию внеклеточного глютамата и аспартата в заднем роге [10, 11]. Эти эффекты обусловлены, главным образом, активацией ГАМКB-рецепторов [12]. На экспериментальных моделях нейропатической боли было продемонстрировано, что во время стимуляции происходит выделение серотонина, глицина, аденозина и норадреналина, которые воздействуют на нисходящие болевые пути. Холинергическая система также задействована во время стимуляции. Выброс ацетилхолина объясняется активизацией М4-мускариновых рецепторов, а низкие дозы агонистов мускариновых рецепторов ведут к удвоению эффекта от стимуляции у крыс, что объясняется вовлечением нисходящих ингибирующих серотониновых путей, которые также участвуют в модуляции боли [13].
 
Позитронно-эмиссионное исследование головного мозга у пациентов с системой ЭС, установленной по поводу нейропатической боли в нижней конечности, выявило повышение регионарного кровотока и метаболизма в контралатеральном таламусе и ассоциативных полях болевой чувствительности теменной доли с обеих сторон. Супраспинальные центры передачи болевой чувствительности, расположенные в стволе головного мозга, также активируются во время стимуляции [14, 15]. ЭС оказывает некоторое влияние на эмоциональный компонент боли за счет активации передних отделов поясной извилины и прифронтальной области [16].
 
Еще одним из эффектов ЭС является периферическая вазодилатация, которая происходит за счет понижения активности симпатической системы [17]. Данный эффект имеет важное значение для лечения пациентов со стенокардией, комплексным регионарным болевым синдромом всех типов, хронической артериальной недостаточностью нижних конечностей, сопровождающейся болью. Улучшение кровообращения в конечности на фоне стимуляции можно выявить при помощи допплерографии, тепловизионной термометрии и других методов. В целом механизм обезболивающего действия ЭС включает следующие процессы: электрофизиологическая блокада проведения болевых импульсов; выработка эндогенных антиноцептивных веществ (ГАМК, серотонин, глицин, норадреналин и др.) и усиление нисходящих влияний антиноцептивной системы; периферическая вазодилатация вследствие воздействия на симпатическую нервную систему; изменение эмоционального фона за счет воздействия на лимбическую систему.
 
Влияние локализации боли на эффективность Э.С. По показателям ВАШ до и после операции были отобраны пациенты, у которых регресс болевого синдрома на фоне хронической стимуляции был весьма умеренным (разница по ВАШ составила около 2 баллов). Это стало причиной меньшей удовлетворенности от проводимого лечения. В данную группу попали пациенты с болевым синдромом в верхней конечности, постгерпетическими межреберными невралгиями, промежностными болями и так называемыми «уровневыми» болями после спинномозговой травмы [18]. Если говорить о пациентах с болевым синдромом в области верхней конечности, то меньшая эффективность отчасти сопряжена с нестабильностью стимуляции, что в свою очередь обусловлено высокой подвижностью шейного отдела, которая приводит к смещению спинного мозга и корешков относительно электрического поля электродов при сгибании и разгибании. В результате пациенты с имплантированными цилиндрическими электродами возвращаются в клинику с вынужденным положением головы, при котором удается вызвать парестезии и соответственно облегчение боли. У таких пациентов в прямом положении обезболивающий эффект отсутствует, а при запрокидывании головы может наблюдаться крайне болезненная стимуляция.
 
У пациентов с перенесенной спинномозговой травмой и постгерпетической межреберной невралгией, как правило, выявляются значительные расстройства чувствительности в пораженном сегменте, что отрицательно сказывается на эффективности ЭС [19-21]. Пациенты с выраженной гипестезией или анестезией, как правило, исключаются еще на этапе отбора или во время тестового периода.
 
Значительного регресса болевого синдрома (разница по ВАШ — около 5 баллов) удавалось добиться у пациентов с диабетической нейропатией, изолированными болями в нижних конечностях, культевыми болями.
 
Боль в поясничной области у пациентов с синдромом оперированного позвоночника хуже поддается стимуляции, так как со временем парестезии с поясницы опускаются до уровня ягодиц, в связи с чем сохраняется хороший обезболивающий эффект в ягодицах и ногах, но сохраняются поясничные боли. Известно, что разные анатомические области в разной степени способны перекрываться парестезиями. J. Holsheimer и G. Barolat [22] в 1998 г. дали этому феномену возможные объяснения. Первое — особенности расположения волокон от соответствующих анатомических областей внутри задних канатиков и их доступность для стимуляции. Второе — относительное количество волокон в задних канатиках, представляющих данную зону, которое может сильно варьировать. Это особенно заметно в том случае, когда в задних канатиках располагаются рядом малое и большое количество волокон от разных анатомических областей. Например, легко получить парестезии в дерматоме SI, что объясняется тем, что корешок SI состоит из 12-15 пучков. Эти волокна затем примыкают к задним канатикам и образуют там обширное представительство дерматома SI.
 
Используя метод ЭС, достаточно сложно получить изолированную стимуляцию области промежности. Нами применялась стимуляция конуса спинного мозга (2 случая) и непосредственно сакральных корешков на уровне крестца (2). Проблема, ограничивающая стимуляцию корешков в спинномозговом канале, — их значительная подвижность. Корешки свободно располагаются в ликворе и перемещаются при дыхательных движениях и изменении положения тела, поэтому даже при стабильно установленном эпидуральном электроде интенсивность и место стимуляции существенно варьируют и чаще всего сопровождаются интенсивными парестезиями в ногах. Это объясняется тем, что корешки SII-SIV очень малы, часто состоят всего из 2-3 пучков, и их представительство в задних канатиках значительно уступает области дерматома SI. Стимуляция сакральных корешков в заднем эпидуральном пространстве крестца более стабильна и не сопровождается парестезиями в ногах, так как корешок SI находится на относительном отдалении.
 
Влияние длительности болевого синдрома на эффективность ЭС. S. Rizvi и соавт. [23] проанализировали эффективность ЭС у пациентов с различной длительностью болевого синдрома. Эффективность достигает 80% при имплантации системы ЭС в течение 2 лет после появления болевого синдрома. Пациенты, длительно страдающие нейропатическими болями (более 5 лет), хуже поддаются лечению, и эффективность стимуляции у них меньше (не более 47%). Это связано с периферической и центральной болевой сенситизацией. В нашей выборке средняя продолжительность болевого синдрома составила около 7 лет. Во многом это объясняется малой доступностью нейромодуляционных методов лечения боли в нашей стране. Определенное значение имеет также низкая осведомленность врачей и пациентов об инвазивных методах лечения нейропатических болевых синдромов.
 
Методики стимуляции. В настоящее время проводится постоянная доработка и оптимизация метода для достижения лучшего клинического эффекта и повышения удобства пользования для пациента. Например, пластинчатые электроды, имплантированные на шейном уровне, менее подвижны и создают более широкое электрическое поле, тем самым обеспечиваая более стабильную стимуляцию [24], что может повысить эффективность ЭС у пациентов с болевым синдромом в верхней конечности. Высокочастотная стимуляция основана на использовании более высокой частоты (от 2000 до 10 000 Гц), чем традиционная стимуляция. При таком режиме стимуляции отсутствуют парестезии, что лучше переносится пациентами. В 2014 г. опубликованы данные европейского рандомизированного мультицентрового клинического исследования, в котором проведено тестирование устройства с участием 82 пациентов. Изначально пациенты оценили боль в спине в среднем на 8,4 балла из 10. После 6 мес терапии средняя оценка боли снизилась до 2,7 балла. Большинство пациентов, принявших участие в исследовании, заявили о более чем 50% сокращении интенсивности боли, 72 пациентам был имплантирован постоянный генератор импульсов. Через 24 мес показатель ВАШ у этих пациентов оставался примерно на прежнем уровне [25]. Стимуляция в таком режиме требует больше энергии, что вызывает необходимость более частой подзарядки или замены генератора.
 
Стимуляция спинномозгового ганглия особенно рекомендуется при лечении монорадикулярных болевых синдромов или при болях, распространяющихся лишь на несколько дерматомов, что может стать решением для пациентов с постгерпетической межреберной невралгией и болевым синдромом в верхней конечности.
 
Адекватные ожидания от терапии. При нейропатической боли даже при правильной программе лечения редко удается достичь полного обезболивания. Метод хронической спинальной стимуляции имеет ряд отличительных особенностей по сравнению с традиционным консервативным или хирургическим лечением: 1) относительная малоинвазивность метода; 2) обязательная тестовая стимуляция; 3) постоянные стимуляционные парестезии; 4) побочные эффекты — зависимость интенсивности стимуляции от положения тела и возможность миграции электродов; 5) необходимость замены генератора; 6) меры предосторожности и ограничения для пациента, такие как невозможность использования МРТ, отказ от посещения горячих бань, постоянное ношение магнита для экстренного включения и выключения системы и т. д. [26]. Поэтому перед началом терапии очень важно провести разъяснительную беседу с больным и его родственниками, рассказать о методе лечения и его этапах, а также о последующих ограничениях в повседневной жизни. Данный метод подразумевает активное участие пациента для достижения лучшего эффекта терапии [26].

Заключение
 
Лечение хронической нейропатической боли — сложная задача, которая не имеет единственного правильного и простого решения. Хроническая Э.С. является эффективной и безопасной методикой, позволяющей значительно уменьшить интенсивность болевого синдрома. Тщательный отбор пациентов является залогом успешного результата. При отборе важно оценить не только характер болевого синдрома, его интенсивность и локализацию, но и психологическое состояние пациента.
 
Конфликт интересов отсутствует.
 
Комментарий
 
Авторы работы представили очень интересную статью, посвященную одной из самых актуальных тем современной медицины, — проблеме хронической медикаментознорезистентной боли. К сожалению, многие неврологи, терапевты, врачи общей практики, проводя многолетнее консервативное лечение пациентов с тяжелой болью, даже не подозревают о том, насколько это лечение может быть неэффективным, и не знают критериев и сроков перехода от консервативного лечения к минимально инвазивным методам. В данной статье авторы представили самый распространенный из них — электростимуляцию (ЭС) спинного мозга.
 
Обращает на себя внимание достаточно большое количество пациентов, включенных в исследование. Несмотря на явное превалирование пациентов с синдромом оперированного позвоночника, разнородность выборки только украшает данную работу и дает возможность оценить результаты лечения при различных хронических болевых синдромах. Достаточно подробно (для формата статьи) представлена методика операции.
 
Вопрос о необходимости проведения тестовой ЭС остается открытым. Подавляющее большинство авторов считают его необходимым, однако в последнее время появились работы, в которых ценность теста ставится под сомнение. По нашему опыту, тестовый период необходим, однако до тестового периода должен быть проведен достаточно жесткий отбор, основанный, прежде всего, на психологических характеристиках пациентов. Для оценки результатов авторы использовали классическую ВАШ боли и DN4. Последний тест, наряду с классическими Pain Detect и LANSS, больше применяется для подтверждения нейрогенного характера боли, которая может сохраняться и после операции, но с меньшей выраженностью. В связи с этим в будущем авторам стоит вместо DN4 добавить какой-либо опросник по качеству жизни.
 
В результате хронической стимуляции спинного мозга практически у всех пациентов достигнут хороший и стабильный противоболевой эффект. При этом не возникло ни одного серьезного осложнения. Основным достоинством данной работы является оценка факторов, влияющих на эффективность хронической ЭС. Основными из них по-прежнему остаются психологический статус пациента и реалистичность его ожиданий. Что касается «труднодоступности» некоторых локализаций боли, то, в случае с поясничной областью, возможно, чаще стоит пользоваться «гибридной» ЭС (наряду с ЭС спинного мозга имплантировать подкожные электроды непосредственно в зону боли). В случае с болью стопы лучшие результаты, по данным литературы, оказывает ЭС дорсальных ганглиев, однако данная методика пока не зарегистрирована на территории РФ.
 
Необходимо поздравить авторов с хорошими результатами и пожелать им продолжения работы в этом направлении, с расширением арсенала методов нейростимуляции и показаний к ней.
 
Э.Д. Исагулян (Москва)
 
Список литературы:
 
Bouhassira D, Lante´ri-Minet M, Attal N, Laurent B, Touboul C. Prevalence of chronic pain with neuropathic characteristics in the general population. Pain. 2008;136:380-387.
Torrance N, Smith BH, Bennett MI, Lee AJ. The epidemiology of chronic pain of predominantly neuropathic origin. Results from a general population survey. J Pain. 2006;7:281-289.
Давыдов О.С., Данилов А.Б. Принципы и алгоритмы лечения нейропатической боли. Русский медицинский журнал. 2008;16:11-16.
Шабалов В.А., Исагулян Э.Д. Что делать с «трудной» болью? М. 2008;24.
Shealy CN, Mortimer JT, Reswick JB. Electrical inhibition of pain by stimulation of the dorsal columns: Preliminary clinical report. Anesth Analg.1967;46:489-491.
Cameron T. Safety and efficacy of spinal cord stimulation for the treatment of chronic pain: a 20-year literature review. J Neurosurg. 2004;100:254-267. (Spine 3).
Kumar K, Taylor RS, Jacques L. The effects of spinal cord stimulation in neuropathic pain are sustained: a 24-month follow-up of the prospective randomized controlled multicenter trial of the effectiveness of spinal cord stimulation. Neurosurgery. 2008 Oct;63(4):762-770.
Melzack R, Wall PD. Pain mechanisms: A new theory. Science.1965;150:971-979.
Stiller CO, Cui J-G, O‘Connor WT, Brodin E, Meyerson BA, Linderoth B. Release of GABA in the dorsal horn and suppression of tactile allodynia by spinal cord stimulation in mononeuropathic rats. Neurosurgery. 1996;39:367-375.
Cui JG, O‘Connor WT, Ungerstedt U, Meyerson BA, Linderoth B. Spinal cord stimulation attenuates augmented dorsal horn release of excitatory amino acids in mononeuropathy via a GABAergic mechanism. Pain. 1997a;73:87-95.
Yakhnitsa V, Linderoth B, Meyerson BA. Modulation of dorsal horn neuronal activity by spinal cord stimulation in a rat model of neuropathy: the role of the dorsal funicles. Neurophysiology. 1998;30(6):424-427.
Cui JG, Meyerson BA, Sollevi A, Linderoth B. Effects of spinal cord stimulation on tactile hypersensitivity in mononeuropathic rats is potentiated by GABA-B and adenosine receptor activation. Neurosci Lett. 1998;247:183-186.
Schechtmann G, Song Z, Ultenius C, Meyerson BA, Linderoth B. Cholinergic mechanisms in the pain relieving effect of spinal cord stimulation in a model of neuropathy. Pain. 2008a;139:136-145.
El-Khoury C, Hawwa N, Baliki M, Atweh SF, Jabbur SJ, Saadé NE. Attenuation of neuropathic pain by segmental and supraspinal activation of the dorsal column system in awake rats. Neuroscience. 2002;112(3):541-553.
Stiller C-O, Linderoth B, O‘Connor WT, Franck J, Falkenberg T, Ungerstedt U, Brodin E. Repeated spinal cord stimulation decreases the extracellular level of gammaaminobutyric acid in the periaqueductal grey matter of freely moving rats. Brain Res. 1995;699:231-241.
Linderoth B, Foreman RD, Meyerson BA. Mechanisms of action of spinal cord stimulation. In: Lozano AM, Gildenberg PL, Tasker RR, editors. Textbook of stereotactic and functional neurosurgery. 2nd ed. Berlin-Heidelberg: Springer Verlag. 2009;3288 [chapter 152].
Linderoth B, Herregodts P, Meyerson BA. Sympathetic mediation of peripheral vasodilation induced by spinal cord stimulation: animal studies of the role of cholinergic and adrenergic receptor subtypes. Neurosurgery. 1994;35:711-719.
Siddall PJ, Taylor DA, Cousins MJ. Classification of pain following spinal cord injury. Spinal Cord. 1997 Feb;35(2):69-75.
Spiegelmann R, Friedman WA. Spinal cord stimulation: a contemporary series. Neurosurgery. 1991;28:65-70.
Yanamoto F, Murakawa K. The effects of temporary spinal cord stimulation (or spinal nerve root stimulation) on the management of early postherpetic neuralgia from one to six months of its onset. Neuromodulation. 2012;15:151-154.
Byung-chul Son, Deok-ryeong Kim, Sang-won Lee Factors Associated with the Success of Trial Spinal Cord Stimulation in Patients with Chronic Pain from Failed Back Surgery Syndrome. J Korean Neurosurg Soc. 2013 Dec;54(6):501-506.
Holsheimer J, Barolat G. Spinal geometry and paresthesia coverage in spinal cord stimulation. Neuromodulation. 1998 Jul;1(3):129-136.
Rizvi S, Kumar K. Spinal cord stimulation for chronic pain: the importance of early referral. Pain Manag. 2014;4(5):329-331.
Levy R, Henderson J, Slavin K, Simpson BA, Barolat G, Shipley J, North R. Incidence and avoidance of neurologic complications with paddle type spinal cord stimulation leads. Neuromodulation. 2011;14:412-422.
Al-Kaisy A, Van Buyten J, Smet I, Palmisani S, Pang D, Smith T. Sustained Effectiveness of 10kHz High-Frequency Spinal Cord Stimulationfor Patients with Chronic, Low Back: 24-Month Results of a Prospective Multicenter Study. Pain Medicine. 2014;15:347-354.
Daniel M. Doleys Psychological Factors in Spinal Cord Stimulation Therapy: Brief Review and Discussion. Neurosurg Focus. 2006;21.
 
Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко # 2, 2016
 
Авторы:
Н. П. Денисова
ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии», Новосибирск, Россия
Д. Ю. Рогов
ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии», Новосибирск, Россия
Д. А. Рзаев
ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии», Новосибирск, Россия
Е. А. Хабарова
ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии», Новосибирск, Россия
А. Б. Дмитриев
ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии», Новосибирск, Россия

 

Похожие статьи:

НовостиВ Казани открывается модернизированный Республиканский сосудистый центр

НовостиИстория профессии врача-нейрохирурга, или как стать хорошим врачом

НовостиСиндром Саванта, сокращенно савантизм (от фр. savant — «учёный»).

Новости3D модель черепа для подготовки к реконструктивной операции

СтатьиКачество жизни пациентов со спастическим и болевым синдромами при эпидуральной стимуляции спинного мозга

Рейтинг: 0 Голосов: 0 78 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий