Логин   Пароль      Забыли пароль?   Регистрация
       
Поделиться:

Новости

История профессии врача-нейрохирурга, или как стать хорошим врачом

28 февраля 2013 - Sklifosovsky

Хорошая история про то, как бесправный иммигрант в прошлом, Альфредо Киньонес сумел выбиться в люди, стать хорошим врачом, причем он стал одним из ведущих врачей-нейрохирургов в США.

 

Изнемогая от палящего солнца, Альфредо Киньонес собирал урожай в поле. За почти круглосуточную работу ему платили 155 долларов в неделю — ничтожная сумма для американца. Поэтому большинство рабочих на громадной ферме в центре Калифорнии были мексиканцами. Они ночевали прямо в поле в старом трейлере. Это была не жизнь, а, скорее, борьба за выживание.

 

Однажды мимо работавших иммигрантов проходил хозяйский сынок. «Он взглянул на нас с таким презрением, как будто мы были не люди, а какая-то грязь», — вспоминает Киньонес. Впрочем, остальных рабочих это не задевало. Пусть самодовольные американцы презирали их, зато не высылали из Штатов. Альфредо был более щепетилен. Он хотел стать гражданином Америки, а потому повсюду носил с собой карманный словарь английского языка и учил, учил слова.

 

За год до этого Киньонес перелез через пограничное ограждение в Калехико и оказался на территории США. Предполагалось, что с американской стороны его будет поджидать двоюродный брат. Но вместо дружеских объятий Альфредо попал в руки пограничников, и через полтора часа его выдворили обратно в Мексику.

 

Однако Киньонес решил повторить попытку, полагая, что «зеленые фуражки» не будут ловить его в том же самом месте. И действительно, во второй раз все обошлось. Брат ждал его в условленном месте. Альфредо запрыгнул в его машину, которая тут же скрылась в ночной темноте. Это случилось 2 января 1987 года, в 19-й день рождения Киньонеса.

 

У Состенеса Киньонеса и Флавии Инохоса было пятеро детей. Альфредо, старший сын, с пяти лет работал на отцовской бензоколонке, в 6о километрах к югу от города Мехикали. Работа на пыльной дороге была не из легких, но мальчик не унывал. Тогда же он научился водить автомобиль, подкладывая на сиденье груду подушек.

 

По мексиканским меркам семья Киньонес была далеко не бедная. Но в 1976 году правительство Мексики девальвировало песо, вызвав хаос в экономике страны.

 

«В один миг, — Киньонес щелкает пальцами, — мы потеряли все. Я помню, как плакал отец, укрывшись на заднем дворе».

 

Чтобы прокормить семью, юный Альфредо начал торговать пирожками. При этом он продолжал учиться.

 

«Я не бросил школу благодаря отцу. Он говорил: "Если не хочешь жить как я, получай образование!"

 

В 14 лет Альфредо приняли на ускоренные курсы учителей начальных классов в Мехикали. Каждое утро он вставал в половине пятого, чтобы успеть на рейсовый автобус. Домой Киньонес добирался пешком по одуряющей жаре.

 

На курсах Альфредо считался одним из лучших учеников. Однако по окончании учебы его направили в провинциальную школу в самой отдаленной части полуострова Калифорния. И все потому, что у его родителей не было связей. «Я ни за что не хотел мириться с подобной несправедливостью», — говорит Киньонес.

 

Он задумал перебраться в США. Юноша уже дважды приезжал в Штаты, нанимался сезонным рабочим. На этот раз, тайно перейдя границу, он стал трудиться вместе с двоюродным братом на ферме.

 

«Я собирал помидоры, цветную капусту, кукурузу и виноград».

 

Через год ему удалось скопить восемь тысяч долларов. Экономить приходилось на всем.

 

«Я питался тем, что собирал на полях, — вспоминает Киньонес. — И целый год носил одну пару джинсов».

 

Более-менее обосновавшись в Америке, Киньонес стал подумывать о занятии поинтереснее. Он решил стать трактористом. Трактористы относились к категории квалифицированных рабочих, под их руководством находились бригады работяг. Ему объясняли, что получить работу водителя очень сложно. Для этого нужно было проработать в поле не менее десяти лет. Но вскоре Альфредо уже сидел за рулем трактора, оснащенного современным плугом. Он научился чинить двигатели и получил временное разрешение на работу.

 

«Меня словно толкала вперед какая-то сила», — говорит Киньонес.

 

Через несколько месяцев Альфредо сообщил двоюродному брату, что уходит с фермы.

 

«Но зачем? — удивился тот. — Если ты останешься, со временем станешь бригадиром». «Иногда приходится рисковать», — ответил Киньонес.

 

Киньонес переехал в Стоктон. Он устроился работать на товарную станцию, а после смены посещал вечернюю школу, где старательно учил английский. Поначалу он разгружал вагоны с серой, это был тяжелый, изматывающий труд. Но Киньонес опять проявил упорство и овладел еще одной специальностью. Он стал сварщиком, исправлял вентили на железнодорожных цистернах. Через год его назначили бригадиром.

 

Киньонес перешел работать в ночную смену, а днем учился в школе, налегая на естественные науки и математику. Чтобы сводить концы с концами, он занимался с отстающими учениками.

 

Как-то, выходя из школьной столовой, он столкнулся с Анной Петерсон, американской студенткой.

 

«Альфредо был таким обаятельным, энергичным. У него были длинные курчавые волосы, и он носил сережки. Я подошла к нему, мы познакомились и вскоре подружились», — рассказывает Анна. Потом было еще несколько встреч, и они полюбили друг друга.

 

В 1991 году Киньонес окончил школу и поступил в Калифорнийский университет в Беркли. Он жил на окраине Окленда, в дешевой съемной квартире. Средства на жизнь добывал из всех доступных источников — стипендия, небольшой учебный грант и, конечно, работа. Он был лаборантом на трех кафедрах, а кроме того, подрабатывал продавцом в магазине мужской одежды.

 

Учеба в Беркли давалась Киньонесу легко, он был круглым отличником. Дипломная работа Альфредо была посвящена роли рецепторов в человеческом мозге. Весной 1993 года его научный руководитель Хьюго Мора сказал, что у него есть шанс попасть в Гарвардский университет.

 

«Моя бабушка была знахаркой, и я видел, с каким уважением относились к ней люди. Тогда я решил: нельзя упускать такой шанс».

 

Осенью 1994 года его приняли в Гарвардский университет, и Киньонес переехал в штат Массачусетс. Следом за ним отправилась Петерсон. В 1996 году они поженились. Еще через год Киньонес получил американское гражданство.

 

«Прошло десять лет с того дня, когда я перелез через забор на границе, — говорит он, — и я не перестаю удивляться, как быстро мне удалось подняться вверх».

 

После Гарварда Киньонес продолжил изучать нейрохирургию в Калифорнийском университете в Сан-Франциско. Неужели мексиканец, простой сезонный рабочий, станет нейрохирургом? Это казалось невероятным!

 

Поступление в ординатуру стало поворотным моментом в американской одиссее Альфредо Киньонеса.

 

«Обычно нейрохирургами становятся выходцы из врачебных династий, — замечает Киньонес. — Посторонние люди вроде меня довольно редко проникают в эту заповедную область медицины. Работа здесь очень ответственная, пациенты часто погибают».

 

Но Альфредо отличался завидным упорством. Он помнил, с каким презрением смотрел на него фермерский сынок, а мать его любимой девушки запретила дочери встречаться с ним из-за его национальности. 
«Это лишь подогревало мое рвение», — говорит Киньонес.

 

Он работал на износ по 130 часов в неделю за весьма скромную зарплату, и временами ему хотелось все бросить.

 

«Как и мой отец, я переживал из-за того, что не могу обеспечить семью всем необходимым. Но у меня была мечта!»

 

— Ну как, Вы еще не разучились танцевать рок-н-ролл? — шутит 40-летний Киньонес, присаживаясь на край кровати своей пациентки. Разговор происходит в пятницу утром в клинике Джонса Хопкинса в Балтиморе. Для д-ра Киньонеса это уже вторая операция за сегодняшний день. У пожилой женщины две опухоли, одна из них в активной и легкоуязвимой зоне коры головного мозга. Киньонес берет женщину за руку.

 

— Не скрою, операция очень сложная и рискованная, — предупреждает он больную. — Но я почти не сомневаюсь в успехе, поверьте моему врачебному опыту.
Пациентка кивает в знак согласия. Киньонес считает, что с больными следует говорить откровенно, а не только утешать их.

 

Операция длилась четыре с половиной часа и прошла успешно. «Какой сегодня удачный день!» — восклицает Киньонес, снимая хирургический костюм. Он спешит на встречу с родственниками другого больного, которого недавно прооперировал в связи с обширным кровоизлиянием в мозг.

 

Киньонес считается относительно молодым хирургом, однако его успехи уже получили высокую оценку коллег по цеху.

 

— Он на редкость талантливый и добросовестный, — говорит Генри Брэм, заведующий нейрохирургическим отделением клиники Джонса Хопкинса. — Киньонес настоящий оптимист и стремится помогать людям.

 

Уже семь вечера, но Альфредо едет в лабораторию. Лаборатория — его любимое детище. Здесь он исследует образцы раковых тканей, чтобы найти новые медикаментозные способы лечения злокачественных опухолей.

 

— Есть надежда, что удастся затормозить развитие рака головного мозга, — поясняет Киньонес.

 

Доктор Киньонес сидит в окружении десятка студентов и врачей- ординаторов за столом, на котором стоит проектор. Стол уставлен коробками с едой из китайского ресторанчика. Они едят и одновременно обсуждают демонстрируемые слайды. Несмотря на то что тема очень серьезная, заметно, что для Киньонеса, простоявшего весь день за операционным столом, это больше отдых, чем работа.

 

На следующий день многие из коллег оказываются в гостях у Киньонеса. Дом очень просторный. Некоторые комнаты пусты, в них нет мебели, хотя повсюду разбросаны детские игрушки. Из-за напряженного графика у Киньонеса мало времени на занятия с детьми, а их у него трое: Габриэлле восемь лет, Дэвиду шесть, а младшей дочери, Оливии, всего два годика. Сегодня Альфредо целиком в их распоряжении.

 

Зачастую работа настигает д-ра Киньонеса дома. Недавно он удалил грудную опухоль у любимого хомячка Габриэллы, которого зовут Теодор.

 

Тем временем его пейджер пищит не умолкая, напоминая то о предстоящих операциях, то о лабораторных исследованиях. 
Супруга врача, Анна, улыбается: 
«Я не из числа вечно брюзжащих жен, которые изводят мужа по пустякам, — говорит она. — Дел у меня хватает. На моих плечах весь дом».

 

Весь, за исключением жаровни на заднем крыльце, на которой д-р Киньонес любит печь тортильи.

— Думаю, жизненный опыт помогает мне находить общий язык с моими пациентами. Когда они страдают, я понимаю их, как никто другой, — делится своими мыслями Киньонес. — Оперируя на мозге, я вижу причудливую сеть кровеносных сосудов и вспоминаю, как давным-давно собирал на поле огромные ярко-красные помидоры. Теперь тот же самый красный цвет жизни — в пульсирующих артериях головного мозга! Наверное, я просто хороший работник, который честно делает свое дело.

Похожие статьи:

НовостиКруглый стол, посвященный нейрохирургическому лечению краниостенозов у детей, состоялся в Федеральном центре нейрохирургии в Тюмени.

НовостиСиндром Саванта, сокращенно савантизм (от фр. savant — «учёный»).

Новости3D модель черепа для подготовки к реконструктивной операции

НовостиВ Казани открывается модернизированный Республиканский сосудистый центр

СтатьиКачество жизни пациентов со спастическим и болевым синдромами при эпидуральной стимуляции спинного мозга

Рейтинг: +1 Голосов: 1 5405 просмотров
Комментарии (2)
msy # 30 ноября 2013 в 16:49 0
круто
Nka # 20 декабря 2013 в 21:53 0
Значит все таки у него на первом месте было желание, чтоб его все уважали :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев